Новости
24 февраля 2018, 01:31

Вещь может умереть

Обычная история случилась в Усть-Илимске. По воле одних людей и с безразличного согласия других погибали живые существа. Состава преступления в том полиция не усмотрела

В жилом районе, а не на каких-нибудь пустующих дачах, во дворе покинутого хозяйкой частного владения умирали голодной смертью собаки. Привязанные, они находились там в морозы не день и не два – намного дольше. Хозяевам соседних домов до погибающих буквально рядом животных не было дела.

О несчастных четвероногих в Городской благотворительный фонд защиты животных «Хатико» сообщил случайный свидетель. Директор фонда Светлана Бульбук, начальник Усть-Илимской станции по борьбе с болезнями животных Марина Каримова, дежурный участковый полиции и волонтеры фонда «Хатико» отправились к месту событий. То, что они там увидели, их потрясло. На короткой привязи во дворе были прикованы два алабая, оба – крайней степени истощения: сквозь шкуру торчали  ребра, животы ссохшиеся. Ни мисок с водой, ни мисок с едой около собак не было. Здесь же, на территории подворья, в железном контейнере лежал труп ротвейлера. При жизни собака содержалась на привязи, на привязи она и погибла.

«В будке из фанерного ящика – кобель, среднеазиатская овчарка, лет 3. Содержится на цепи. Следов поения и кормления нет, посуда отсутствует. Крайне истощен. Ребра отчетливо выражены, спина сгорблена, живот втянут, позвонки отчетливо выделяются по хребту. Диагноз – кахексия.

Возле животноводческих построек – собака, сука, среднеазиатская овчарка, года 3. Содержится на цепи без ошейника, по типу удавки. Имеются следы длительного сдавливания тканей шеи (гнойный некроз тканей) и обморожения. Следов кормления и поения нет, посуда отсутствует. Крайне истощена. Ребра отчетливо выражены, спина сгорблена, живот втянут, позвонки отчетливо выделяются по хребту. Диагноз – кахексия, обморожение 2-й степени нижней части шейного отдела.

В железном контейнере –  окоченевший, замороженный труп ротвейлера, крайней степени истощения. Слизистые покровы и кожа носа, рта, глаз и ушей, подушечек пальцев, локтевых и плечевых суставов отсутствуют, съедены грызунами. При жизни животное находилось на привязанном содержании, в контейнере... Помещение холодное. Отсутствие следов регулярного кормления, поения и физиологически обоснованных отходов жизнедеятельности собаки указывают, что животное погибло от голода и холода. Ориентировочно – в начале декабря 2017 г. Диагноз – кахексия» (из заключения Усть-Илимской станции по борьбе с болезнями животных службы ветеринарии Иркутской области № 18 от 29.01.2018 г.).

- Содержание и кормление собак не отвечало ни зоогигиеническим требованиям, ни физиологическим потребностям животных, – говорит начальник Усть-Илимской ветстанции Марина Каримова . – Чтобы это увидеть, не надо быть специалистом: у погибшего от голода ротвейлера весь живот просто склеился! Два выживших алабая голодали, по моей оценке, не меньше месяца. Кобелю, что был привязан ближе к ограде, изредка, видимо, что-то перепадало от прохожих, в отличие от суки в дальнем конце двора. После спасения в отходах их жизнедеятельности (кале) еще долго обнаруживали куски древесины… С голоду собаки грызли то, до чего могли дотянуться – ограду, строения. Здоровью животных нанесен значительный вред. Я уже не говорю о погибшей собаке . 

Для Светланы Бульбук увиденное стало шоком еще и потому, что ротвейлера и одного из алабаев  хозяйка подворья взяла весной 2017 г. по договору из благотворительного приюта для животных «Хатико». Как выяснилось позже, в декабре Ирина продала дом и участок некому Георгию, который это тут же перепродал. Собак Ирина якобы оставила Георгию на временное содержание, нарушив тем самым условия договора с НО «ГБФЗЖ «Хатико» (не передавать животных третьим лицам, о смерти питомца сообщить прежнему владельцу, т.е. НО «ГБФЗЖ «Хатико»). Георгий в свою очередь утверждает, что ротвейлера в контейнере не видел, а привязанных алабаев приходил кормить каждый день. Видимо, деревяшками…

Истощенных животных комиссия изъяла. Сейчас они в приюте «Хатико», идут на поправку. Горе-хозяйку и других причастных лиц директор НО «ГБФЗЖ «Хатико» Светлана Бульбук хотела привлечь к уголовной ответственности за жестокое обращение с животными. С чем и обратилась в полицию. Но там в возбуждении дела по ст. 245 УК РФ отказали, не усмотрев в действиях людей состава преступления. 

- Получается, что живое существо можно морить голодом, довести его до смерти – и все это в рамках закона? Ну как так можно?! Когда наши депутаты примут нормальные, человечные законы? Когда они поймут, что животное – от слова живой? И как и человек, оно чувствует голод, страх, боль… – говорит Светлана Бульбук .

- Статьёй 245 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних. При этом под жестоким обращением с животными понимается не только их избиение, причинение им боли, но и оставление животных без пищи и воды на длительное время. Обязательный признак таких действий – наличие последствий от них, а именно увечье или гибель (смерть) животных. И первое, и второе в нашем случае есть, - комментирует иркутский адвокат Лариса Медведева .  – Собак на длительное время приковали и оставили без воды и пищи, одна погибла. Это – жестокое обращение с животным, повлекшее умерщвление мучительным способом. Все это отражено в заключении ветврачей, которое в полиции вообще не приняли во внимание. Сотрудники полиции опросили лишь хозяйку собак (по телефону). Не опрошены ее бывшие соседи, не опрошены волонтеры, которые собак изымали, сотрудники ветеринарной службы, которые их осматривали и делали заключение о состоянии выживших, и о причине смерти ротвейлера .

С жалобой на отказ  в возбуждении уголовного дела Светлана Бульбук обратилась в усть-илимскую прокуратуру. Увидят ли сотрудники прокуратуры за безалаберностью и равнодушием –  как это кажется на первый взгляд – самую настоящую жестокость? Этого не увидели в полиции, что, впрочем, неудивительно. Сейчас российским законодательством животные квалифицируются как вещь, т.е. объект, – объект владения, развлечения, эксплуатации. Положение дел могли бы изменить наши законодатели, признав животных субъектом права, т.е. живым существом, чувствующим боль, голод, страх и, что немаловажно, имеющим право на законную защиту. 

Виктория АЛЕКСАНДРОВА

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg